Новые поступления

Конверт с марками "Юго-Восток помоги голодающим"

Загадочный конверт. "Филателия СССР", 1967, №3, стр. 19.

ОТ РЕДАКЦИИ

Экспертиза подлинности марок и дельных вещей - важный раздел современной филателии. На чем основывается эксперт, вынося тот или иной "приговор". Что оказывается решающим: скрупулезное исследование каждого штриха на рисунке марки, изучение штемпеля гашения или анализ сведений об истории выпуска серии? Зачастую - и то, и другое, и третье. Ниже мы приводим один пример экспертизы, полагая, что это представит интерес не только для владельца загадочного конверта, но и для читателей нашего журнала.

"Уважаемый В. К.!

Посылаю Вам фоторепродукцию конверта с четырьмя марками "Юго-Восток помоги голодающим" и прошу высказать мнение по поводу филателистического интереса данного конверта. Как Вы, очевидно, заметили, штемпель гашения имеет дату "Новочеркасск 5. 7. 22", в то время, как из литературы известно, что марки эти ходили только с 19 апреля по 2 мая 1922 г, Возможно, данные литературы не полны, или же марки могли случайно использовать и после их изъятия? Буду благодарен за совет.

Г. Г., Одесса".

"Уважаемый Г. Г.!

Внимательно ознакомился с фотографией Вашего конверта. Но прежде, чем сообщить об окончательных выводах, хотелось бы в нескольких словак напомнить историю выпуска марок. Бее четыре знака серии, как известно, были изданы весной 1922 года в Ростове-на-Дону по решению Уполномоченного Наркомата финансов Юго-Восточной области РСФСР для взимания налога в пользу голодающих Поволжья, Поскольку выпуск марок был произведен без разрешения Наркомата почт и телеграфов, буквально через две недели - 2 мая 1922 г. марки были изъяты из обращения.

У нас нет никаких оснований сомневаться в точности даты изъятия марок. Но посмотрим, не могли ли они "случайна", как пишете Вы, использоваться почтой и позднее.

1. Изъятие марок из обращения 2 мая 1922 г. означало не просто механическое прекращение их продажи. Ведь марки "Юго-Востока" знаками почтовой оплаты не являлись (подробнее об этом см. "Филателия СССР" №3 за 1966 г., стр. 32), то были марки благотворительные и все суммы, вырученные от их продажи, перечислялись почтой в фонд ЦК Помгола. Поэтому изъятие марок из обращения означало одновременно и прекращение почтой сбора денег в фонд помощи голодающим. Вот почему почта никак не могла в июле 1922 г. продать кому бы-то ни было эти марки - ведь вырученные за их продажу деньги попросту не смогли бы оприходовать. Отсюда можно сделать единственный вывод - марки на конверт наклеены самим отправителем.

Об этом же свидетельствует и такая деталь. Марки серии, как известно, имеют различные номиналы. И не случайно: - 2000 руб. составлял налог на заказное письмо, 4000 руб. - на денежный перевод, 6000 руб. - на посылку. Поэтому все четыре марки на одном заказном письме - это нонсенс, почтовый абсурд. Сама почта так оформить заказное письмо не могла. Я уже не говорю о том, что из данных литературы известно - в Новочеркасске вообще не было в продаже одной из марок серии - 2 т. зеленой, так что появление на Новочеркасском письме всех четырех марок уже подозрительно само по себе.

2. Но у конверта есть еще более удивительная особенность: письмо это... вовсе не прошло почту.

Во-первых, на конверте нет штемпеля прибытия. Все проставленные на нем штемпеля - суть штемпеля отправления, которыми гасятся марки. Л штемпель прибытия - по почтовым правилам - ставится на стороне клапанов, на свободном поле конверта. Такого штемпеля, повторяю, на письме нет.

Во-вторых, письмо не имеет обратного адреса отправителя. А без обратного адреса заказные письма приниматься не могли.

В-третьих, на конверте наклеен ярлык "заказное" на иностранном языке, который употреблялся только для международных отправлений. А письмо-то местное!

Теперь можно подвести итоги. Совершенно очевидно, что конверт этот сфабрикован, т. е. является своеобразной почтовой подделкой, которая, конечно, никакой филателистической ценности не имеет.

Единственное, что на конверте заслуживает внимания, так это оплата его курсирующими почтовыми знаками. Тариф на пересылку местного заказного письма в июле 1922 г. составлял 130000 руб. (в дензнаках прежних лет выпуска). На конверт наклеены две стандартные марки по 4 коп., которые с 15 апреля 1922 г. продавались по 40 тыс. руб., и один знак в 5 руб., продававшийся за 50 тысяч. Это в точности соответствует тарифу: 40 000+40 000+50 000 = 130 000 руб. Хорошо хоть что-то на письме не противоречит истине!

Вот, пожалуй, и все, что хотелось сказать по поводу присланного Вами конверта.

С УВАЖЕНИЕМ, В. К.,
ЛЕНИНГРАД".